ЕРЕТИК

Фрагмент 1. Пролог и глава 1

Пролог

Две тысячи пятьдесят первый год. Недалёкое будущее.

Пучок голубоватой плазмы осветил участок океана и ударил в борт эсминца сопровождения. Взрыва не прозвучало, а в месте соприкосновения образовалась выжженная пробоина. Вода закипела в считанные доли секунды и хлынула внутрь корабля заполняя трюмы и отсеки. Над поверхностью появился объект в форме перевёрнутой пирамиды и застыл напротив, без движения...

А как всё хорошо начиналось... Авианосец «Энтерпрайз», обновлённый и прошедший последний в своей жизни капитальный ремонт, находился на ходовых испытаниях. После замены топлива требовалось убедиться в стабильности работы реактора. Военно-морская база Сан-Диего со своими тридцатью пирсами до сих пор остаётся крупнейшей на Западном побережье Северо-Американских Штатов. Самому старому атомному авианосцу, построенному ещё в шестидесятых годах прошлого века, предписывалось провести остаток службы в этом знаменитом месте. Модернизация затронула и командный пункт управления тактическими соединениями, и центр классификации и анализа данных о подводных целях. Так что, проверка ожидалась полная, а график работ экипажа – напряжённым.

Трёхнедельное плавание в акватории Тихого океана уже близилось к завершению, когда от командования пришло известие о продолжении, и код доступа к файлу с письменным приказом. Старый способ сохранить в секрете информацию для капитанов путём помещения письма в сейф до особого распоряжения. Чтобы ознакомиться с посланием, необходимо присутствие самого капитана с помощниками и, собственно, код подтверждения. В результате ознакомления с новым распоряжением командования пришлось задержаться. Что именно требовалось делать – не понятно.

Накануне Бил Мюрей связался с коллегой, капитаном авианосца «Рональд Рейган» и остался в замешательстве от результатов прошедшего разговора. Как выяснилось, большинство судов военного назначения находятся в портах и гаванях. Или стоят на рейде вблизи береговых линий. И так происходит по всему миру, и не только у американцев. О подводном флоте информация отсутствовала, но приятели, в ходе беседы, пришли к выводу, что и там автономные плавания и дежурства приостановлены.

Неделя прошла без каких-либо значимых событий, но вот сегодняшний вечер внёс неразбериху и хаос. Отказ корабельных систем и остановка реактора последовали сразу за поступившим посланием от неизвестных. На всех мониторах авианосца бегущей строкой повторялись лишь несколько фраз.

А именно: «Вы не выполнили указание и находитесь на территории независимого государства. Попытки оказать сопротивление, как и любые иные враждебные намерения, с вашей стороны, будут жёстко пресекаться. Сохраняйте спокойствие. Ждите, когда с вами свяжутся и доведут информацию о дальнейших действиях. Далее следуйте полученным инструкциям, и никто не пострадает».

Вооружение из доступного осталось только стрелковое, штатное, а остальное не работало. Включая всё, где использовалась автоматика. Противник не появился, и от кого обороняться – неизвестно.

– Сэр, мы не в состоянии дать адекватный ответ, если встанет такая задача, – доложил старший помощник капитана и опустил голову. – Просто нечем, да и не по кому. Все системы выведены из строя, впрочем, как и всё вооружение, включая авиацию. Мы слепы, глухи и беззубы.

– Бишоп, ты не знаешь, почему я не удивлён? – голос капитана остался спокоен.

– Может, больше знаете? – прозвучала неуверенная догадка.

– Есть некоторые сведения, которые дошли до меня как кабацкий трёп, – Мюрей не стал отрицать некую осведомлённость. – Кто-то объявил все водные пространства планеты своей страной, что в верхах командования восприняли как шутку. Похоже, что напрасно. Можете продолжать попытки восстановления контроля над кораблём, но вот что я думаю, – капитан встал, поправил мундир и вздохнул. – Тот, кто бросается такими заявлениями, наверняка знает, что делает и имеет на это полное право. А доказательство – это наш «Энтерпрайз» со всем экипажем и авиакрылом. Почти пять тысяч душ оказались изолированными из-за прихоти командования и находятся в состоянии полной неопределённости.

***

Предисловие

За некоторое время до описываемых событий...

– Витя, что-то странное на мониторах, – лейтенант занервничал. – Глянь, а.

– Чёрт! Поднимай общую тревогу! Объект начал движение к выходу! – напарник схватился за телефон внутренней связи...

Ещё до помещения объекта в бункер личному составу довели информацию о возможных попытках побега наблюдаемым. Предупреждали и о факте случившегося ухода ранее. Тогда обошлось без жертв, произошла лишь глобальная потеря сознания у охраны и научного персонала. Но тут другое…

Фёдоров нажал кнопку селекторной связи и произнёс кодовое слово, не отрывая взгляда от мониторов. В коридорах бункера, скрывавшего от мира всё, что связано с проектом «Габриэль», творилось невообразимое. Массивная дверь из металла и бетона валялась сорванной. Но главное не это. В бывшем каземате, переделанном под комфортабельное проживание, валялись несколько разорванных тел. Вместо объекта наблюдения по центру стояла серая фигура человека, окружённая тёмным, мерцающим маревом. Два предмета в виде клинков, завершали его руки от локтей до кистей. По острым граням пробегали пульсирующие нити синеватого сияния. Неожиданно картинка пропала...

– Только не покидай пост, – бросил фразу напарник. – Попробую прикрыть подъёмники с парнями.

Безликий огляделся. Схема помещений возникла в сознании и, выбрав направление, он начал движение. Пара поворотов и пологий подъём. Неожиданно с противоположного конца коридора раздались выстрелы, и пули ударили по месту, покинутому объектом за доли секунды. Серая тень переметнулась к импровизированной баррикаде. Мерцающая синева расчертила пространство, и разорванные пополам тела упали на бетонный пол. Дверь бункера к лифтам, ведущим на поверхность и вниз, оборудована биометрическим замком самого надёжного, военного типа. Одна из кистей рук безликого вернулась к нормальной форме. Прикосновение к сенсору и взгляд в объективы проверки сетчатки глаз предсказуемо не дали результата. Мгновения ушли на поиск нужных частей тел у бьющихся в конвульсиях охранников и их отделение. Несколько секунд и подъёмники доступны.

На поверхности военизированные группы, укомплектованные лёгкой бронетехникой ожидали подъёма лифта. Томительные минуты общего напряжения с психозом закончились и залпы всего стрелкового вооружения слились в одну разноголосую канонаду. Объект покрывался ранами и куски плоти разлетелись по кабине лифта, окрашивая всё алыми и багровыми тонами. Ничто не сможет выжить при кинжальном огне из десятка единиц стрелкового оружия и крупного калибра станковых пулемётов, но...

Лифтовую кабину заволокло серым маревом и появилось нечто. Разглядывать сущность никто не собирался, так как смена магазинов и лент с боеприпасами прошла машинально. Автоматически. Но перед вторым залпом, будущим жертвам удалось рассмотреть фигуру с крыльями, словно чешуёй покрытую чёрными лезвиями клинков. Сотни маленьких отточенных пластин метнулись в солдат. Ударили в технику, пробивая её и испаряясь на вылете. Второго залпа службе охраны произвести не удалось. Фигура качнулась, упала на самом выходе из лифта и пролежала там до восхода солнца. Посмотреть, что же случилось дальше стало некому...

Глава 1

Кухня мне понравилась. Гармоничное совмещение домашнего стиля с вкраплениями ультра хай-тека. Кофейный аппарат издал звук ксилофона и бархатистый девичий голос оповестил о готовности напитка, предупредив о высокой температуре посуды.

Тело ещё болело, на правом бедре разливался огромный кровоподтёк, но кости целы, в частности, рёбра, сотрясение получено, а если чуть поднапрячься, то перед внутренним взором раскрывается конкретная сводка о состоянии организма и повреждениях. В переводе на технический, по пятибалльной шкале, моё состояние оценивается на четвёрку.

Девушки ещё спят. Мне же очень хочется расспросить, не знают ли что-нибудь о моём происхождении. В памяти громадное количество всяческой информации, но вот о своём прошлом, целях и причинах попадания сюда – пустота, словно кто-то стёр. Пойду разбужу красавиц.

Второй этаж особняка располагает пятью большими комнатами. Память выдавала помехи, когда пытался вспомнить в какой точно спит хозяйка, но угадал со второй попытки. На широкой кровати, с разметавшимися волосами по белоснежному белью, спят в обнимку две виновницы и спасительницы в одном лице. Спустя секунду ступора, я понял, что они, скорее всего, любят друг друга и заснули голышом после любовных утех. К удивлению, тело отреагировало на эти мысли, как и на внешний вид самок – ощутил непривычное возбуждение. Счёл это естественной реакцией.

Мозг быстро перебрал все соображения и я пришёл к выводу, что лучше будет всё же дождаться их пробуждения. Наверняка девушкам будет неприятно, что чужой человек видел их в таком виде.

Однако, выйти я не успел. Анна открыла глаза и почти сразу улыбнулась, а потом поманила рукой. Мне стало любопытно, чем это всё закончится. Тоже улыбнулся и вошёл в просторную комнату, присев на кровать рядом.

– Как самочувствие? – сделав милое личико, спросила Анна, а подруга заворочалась. – Можно мне глоточек?

– Практически без последствий, – протянул чашку девушке. – Немного болят ушибы. А в целом...

Подруга, Светлана, сонно оглядела нас обоих и лишь потом стыдливо прикрылась.

– Что случилось? – растеряно спросила глядя на меня.

– Всё хорошо, Светка, – погладила ту по руке Анна. – Габриэль принёс нам кофе, только и всего.

– Может, ещё пару чашек? – предложил чувствуя неловкость где-то в глубине сознания.

– Но тогда ты уйдёшь, – капризно проговорила Анна.

Кружка перешла в руки подруге, а хозяйка по-кошачьи приблизилась.

– А мне не хочется, чтобы ты уходил, – заявила с капризными интонациями.

Вновь масштабный анализ данных и реакций тела. Это явный флирт, то есть намёк на готовность вступить в интимную связь, с целью продолжения рода. Или для удовольствия.

– Хорошо, тогда я останусь, – улыбнулся, глядя в её чёрные глаза. – Впрочем, я уже завёл тот аппарат внизу. Кофе скоро будет готово.

– Это как? – не поняла Анна.

– Я сам не знаю, – демонстративно пожал плечами. – Может вы объясните? Откуда и зачем я здесь?

Девушки поглядели с лёгким испугом и покачали головами, а я понял что необходимо их успокоить.

– Ну и ладно. Вот такой фокус получился. Свет, принеси, пожалуйста, наши чашки.

Та молча кивнула и, ловко закрепив лёгкое покрывало на себе, отправилась вниз.

– Красивая, да? – спросила Анна, комментируя мой долгий взгляд вслед.

Вновь анализ и мой ответ: – Очень.

– Хочешь её?

– Да. Если это намёк.

– А меня? – лукаво блеснула девушка взглядом.

– Тоже. Хочу обоих. Если поможете разобраться, что от меня вам надо. Нет опыта да и вообще... Первый раз у меня намечается.

– Иди сюда дурак, – потянула меня за руку на кровать. – Главное, не разговаривай.

И следующие два часа слились в один длинный миг удовольствия и сладострастий.

Девушки стали учителями, а особенно Анна, как самая искушённая в людских утехах. Для меня этот раз стал первым и потому особенно чувственным.

Красавицы не забывали ласкать друг друга, смотря большими и полными желания глазами. Моё же возбуждение оказалось столь сильным, что стоило им плотнее заняться мной, как вершина удовольствия оказалась покорена и меня скрутили сладкие судороги. И лишь после, притушив первый огонь, удалось предаться изучению прекрасных тел более детально.

***

Никак не представлял, что очнусь со странным восприятием реальности. А все просто и вместе с тем непонятно. Я осознаю себя, чувствую каждую клетку организма, но как-то странно. Мир, что я вижу вокруг – мне не родной. Чего-то не хватает, что-то поменялось, а некоторые понятия вообще не отражают ничего в мыслях и не несут никакой знакомой информации. Да, мир этот не родной, по сравнению с тем, что я помню в глубине сознания. Однако своего настоящего я не помню, хотя и знаю о нём многое. Пока ясно одно, и это то, что он сильно отличается.

Имеются обрывки воспоминаний, но образные и словно затёртые вновь поступившей информацией. Как будто взяли и переустановили все системы, но полное форматирование провести не догадались. Поэтому моё программное обеспечение, или сознание – установлено криво, не полностью и с ошибками. Ещё и куски предыдущей версии остались. Неточная аналогия, но вот такая. Придётся разбираться и решать проблемы по мере их поступления в долгом процессе поиска истины.

– Эль, ты кофе сделал? – Света крикнула, заметив шевеление жалюзи.

– Почти уже, – показал, что проснулся и наблюдаю за девчатами. – Ещё что-нибудь будете?

– Попробуй тосты приготовить со сливочным маслом, если справишься! – Анна дополнила пожеланием утреннее меню. – Всё, что нужно на кухне найдёшь.

Для начала необходимо понять, кто я и какой статус в этом мире, или даже планете, имею. Это будет задача номер один. Далее разберусь с цифрами, застрявшими в памяти явно не просто так. Это точно, что-нибудь важное и один из ключей к причине моего происхождения. К сожалению, не имею данных, к разгадке чего именно предстоит двигаться. В любом случае, после определения назначения цифр я получу, надеюсь, полезную информацию. Но это всё чуть позже, так как сейчас предстоит освоить странную модель кухонного синтезатора, а точнее комбайна. Или нескольких сразу. А всё дело в моей случайной спасительнице, заодно и добродетельнице, как они обе утверждают. Почему обе? Всё просто.

– Эль, ты скоро появишься с кофе и тостами? – очередной окрик Анны прервал размышления о глобальном и вернул в настоящее. – Или опять не можешь с кнопками подружиться? Мы давно ждём.

– Минуту! У меня заминка с измельчителем, – выкрикнул через дверь и продолжил замысловатое занятие.

– Это кофемолкой называется, – поправила подруга хозяйки и добавила, понизив голос: – Ань, он точно с луны свалился. Или слишком сильно головой ударился. Это без вариантов!

Девушки загорали у большого бассейна, находящегося на заднем дворе коттеджа, расположенного у самого леса. Вторая кухня выходит окнами как раз на него, а дверь рядом на мансарду и дальше, в зимний сад. Вторая дверь ведёт к бассейну, для удобства отдыхающих. До соснового бора совсем ничего, и преградой служит только витиеватой архитектуры невысокий забор из красного камня.

После того, как я очнулся они рассказали о несчастном случае. Меня подобрали и окружили заботой эти две очаровательные особы. Имя, что я помнил, сократили и теперь зовут Эль. Из рассказа следовало, что пострадал я сильно и пришлось прибегнуть к неофициальной помощи доктора, привлечённого «за дорого» хозяйкой. Сравнивать внешности девушек не с кем, поэтому приму за факт их красоту, так как выяснилось, что самок, или людей женского пола, я встретил впервые. Память ничего не предоставила определённого на этот счёт. Лишь обрывки. Нравится ли мне то, что я видел? Думаю да, безусловно нравится. Их физиологические отличия привлекают интерес, заставляя чаще обращать внимание на детали.

– Получается, или помочь? – Анна смягчилась.

Что ни говори, а хозяйка проявляет внимательность к моему освоению оборудования постоянно, на протяжении этой недели.

– Всё нормально,

Страница 1

– поспешил с ответом. – Не нужно! Я справляюсь.

Что можно сказать дополнительно о их внешности? Да собственно мало, особенно когда всего двоих между собой сравниваешь. Анна высокая, темноволосая особь с чёрными глазами. На редкость светлая кожа, подчёркивает и придаёт контраста. Особенно выразительно смотрятся тонкие брови и яркие, алые губы. Не полная и не худая, если сравнивать, допустим, со мной. Я их обеих ещё и с собой сравниваю, для удобства. Характер мне нравится. Спокойный и уравновешенный. Всегда предварительно осмысливает, а потом решает задачи. Никогда не упрекает меня в неуклюжести и незнании элементарщины.

Светка, как её хозяйка называет, другая по характеру. Внешность, на мой взгляд, с ним совпадает. Хотя... Вообще, Светлана – это явная противоположность Анны. Низенькая, худенькая и беловолосая бестия, с яркими зелёными глазами. Сначала предпочитает делать, говорить и предпринимать что угодно, а лишь потом думать и исправлять вытворенное и заминать высказанное. Вот примерно такая, первая характеристика. Но о физиологии если сказать, то признаки принадлежности к противоположному полу очень выразительные. Так что и её внешность мне нравится. Это краткий анализ.

Пока думал, не заметил, как справился с поручением. Не обратил внимания. Расставив приборы на подносе, и заполнив ароматным напитком три чашки, направился к загорающим.

– Сегодня не пытался заговорить с тостером? – мелкая съязвила, забирая свою порцию. – Вчера я весь день угорала со смеху, ты б ещё с пылесосом пообщался.

– Перестань, Свет. Ему, в отличии от тебя, одного слова или объяснения хватает, – черноглазая отхлебнула и откинула голову. – Кстати, готовься, – перевела взгляд на меня.

– К чему? – интересно чего придумали на сегодня.

– Одеть тебя надо, как подобает. Извини, но домашний халат моего отца тебе не к лицу, а другая его одежда великовата. Твой комбинезон с биркой, как у заключённого, для вечерней тусовки не подойдёт! – Анна осмотрела меня с ног до головы, отвлекаясь от напитка. – В городе на людях тоже лучше не появляться. Придётся пожертвовать парой вещей отца для похода, или тебя патруль сцапает. Ну и нас заодно.

– Вечерней, чего? – я не понял очередную новую фразу. – Прости, я ещё не весь словарный запас освоил. Это слэнг? Кстати, ты обещала дать мне планшет или ноутбук с выходом в сеть, не забыла? – показалось правильным напомнить о обещанном. – Вот там и пополню пробелы в памяти.

– Всё я помню, но считаю, что купить тебе личный гаджет – это лучше и правильнее, – загадочно посмотрела и задумалась на секунду. – Избежишь соблазна под моим ником в соцсетях лазить.

– Ага, инфа про патруль его не смутила, что уже хорошо. А туса, это когда собираются несколько человек и чёрт-те чем занимаются! – Светка добавила своё описание. – Тебе понравится! Много нового вспомнишь или узнаешь. А может ты из этих? Церковников каких-нибудь, или вообще из старообрядцев. Революционеров ещё не хватало. Эль, ты это хоть помнишь о себе?

– Не могу порадовать. Не знаю, – вздохнул и уселся между девушек с чашкой, захрустев тостом.

– Да он неопределившийся, это более вероятно, – Анна сменила положение, повернувшись спиной к солнцу. – Хватит гадать, как вспомнит, так сам всё и расскажет! Уже намечается прогресс – смотри как быстро с домашней техникой разобрался.

– Он же не балбес, – парировала мелкая, скидывая верх купальника. – Но и нормальным его не назвать. Даже не пялится, как полагается, а просто смотрит на нас, словно у него это в порядке вещей.

Договорить нам не позволил сигнал о визитёре. Кто-то находится у двери рядом с воротами главного въезда на обширную территорию коттеджа, напоминающего архитектурой замок. Это есть в памяти. Не сказать что точно, но обрывки образов зодчества нашлись.

***

Анна попросила парня не показываться , накинула халат и направилась встречать посетителя. Первое, что пришло на ей ум, это визит Серёжки. Сосед и сокурсник постоянно заглядывал к девушке под смешными предлогами, стараясь добиться расположения перспективной, во всех отношениях, избраннице. Обычно безрезультатно. Пройдя через кухню и коридор, Анна вышла в просторный Атриум, служивший и холлом и гостиной. Мельком взглянув на монитор системы слежения, удивилась. Перед воротами стоял участковый, только вышедший из служебного автомобиля.

– Давненько вы к нам не заглядывали, Игорь Степанович, – обратилась через коммуникатор. – Проходите, уже открываю. Располагайтесь в гостиной, а я налью чашечку крепкого кофе, если не возражаете.

– Спасибо, Анна Франковна. Чёрный, без сахара, если можно, – полицейский средних лет приосанился, отвечая по видеосвязи. – С утра как нельзя кстати, так я прохожу?

– Да, разумеется. Не стесняйтесь.

– Постараюсь! – ответ прозвучал весьма учтиво.

Исполнив ритуал вежливости и напоив стража порядка обещанным кофе, хозяйка первой задала вопрос: – Так что привело вас?

Вместо ответа участковый протянул планшет стандартной полицейской модификации: сверху и снизу две тёмные полоски и между ними прозрачный дисплей. Прикосновением активировал показ нескольких картинок в хронологическом порядке.

– Ничего не напоминает? – добавил вопрос спустя полминуты ожидания реакции девушки.

– Похоже на мой авто, на номере пара цифр совпадает, а что?

– Так это не вы? – не показал удивления. – Я в этом не сомневался. Если заметили, на первых двух фото автомобиль покинул зону парковки и проследовал до следующей точки. Это нормально. Но до второй добрался с опозданием, разбитым бампером и вмятинами на капоте и крыше. Сравнив скорость прохождения предыдущих двух участков – налицо задержка, – он показал время снимков. – Не правда ли?

– Интересно, но всё же, я тут при чём? – Анна невозмутимо убирала приборы. – У меня всё в порядке, если обратили внимание. Машина во дворе. Мимо проходили ведь.

– Вот и я так решил, но служба и начальство требовали проверить, – он сделал движение рукой, словно отмахиваясь. – Так что извините за беспокойство и спасибо за кофе. Уважаемому Франку передавайте мои пожелания здоровья, при случае. Когда, кстати ожидать папу?

– В этом году ближе к осени заглянет, – не стала делать секрет, учтиво провожая полицейского. – Обязательно передам. Дорогу к выходу, надеюсь, показывать не обязательно?

– Всё в порядке, ещё раз извините за ранний визит. Служба! – развёл руками собеседник. – До свидания!

– И вам успехов! – попрощалась и поспешила назад, к бассейну.

***

Когда Анна вернулась, я уже убирал посуду.

– Что-то ты сегодня долго Серёжку отшивала! – Светка сразу приступила к допросу.

– Да это участковый с визитом заглянул.

– Что-нибудь серьёзное? – подруга насторожилась.

– Нормально всё, – черноглазка отмахнулась. – Хорошо, что у нас три одинаковые машины и мы номера перекинули. Кстати, а что насчёт ремонта? Твой брат когда закончит?

– Так, завтра.

– Ну и славно! Окей, заканчиваем и марш собираться. За покупками пора, – оценивающе глянула на мою фигуру. – Тебе сейчас что-нибудь из отцовского подберу. Светка, пошли поможешь.

С этими словами разошлись по своим комнатам. Мне отвели солидных размеров помещение под самой крышей, в одной из двух стилизованных башен. Достаточно уютное, но великовато для одного, на мой взгляд. Тут был такой антикварный атрибут, как камин. В обстановке старины и технологических новшеств, по меркам местных, я и дождался появления подруг с выбранными для меня вещами.

– И что мы так разволновались? – Светка снова ёрничала. – Это всего-навсего мои глазки на тебя смотрят, не нужно стесняться и надевай быстрее джинсы.

– Извини, но я их слегка обрезала, так что шорты получились, – добавила хозяйка. – До места покупок в центре доехать хватит, а там уже и нормальное оденешь.

Немного ещё испытав неловкости от пристальных взглядов, следящих за моими движениями, мы завершили переодевание меня. Авто стояло прямо у парадных дверей и уже через минуты, мы выезжали на Ягодинское шоссе. Понятия не имею, откуда у меня столь специфические познания.

По дороге попалась цепь зданий и сооружений крупного производства, протяжённостью несколько киллометров. Десяток с лишним, а ещё и вглубь промышленной зоны расстояние приличное. Не стал уточнять название. Спустя следующие двадцать минут, мы выехали на улицу Спортивную, параллельную набережной. Всю дорогу я осознавал, что город мне знаком, но он и чужд одновременно. Не то это место моей жизни и, тем более, не место рождения. Необъяснимое чувство, присутствующее со мной постоянно. Отвлёкся.

Череда крупных отелей и торговых центров, упирающихся в небосвод высотными зданиями, сменила городской пейзаж. Набережная превращена в зону отдыха с парками и ресторанами. Пляжи чередуются дамбами, закрывающими пирсы с судами самого разного назначения. От прогулочных тихоходов, до яхт река-море. На любой вкус и достаток. Суета выходного дня немного нервировала, но девушки вели себя спокойно, передавая и мне чуточку своего настроения. Предупреждение хозяйки о необходимости вести себя тихо я помнил.

Неожиданно Анна остановилась у крохотного ресторанчика и убежала, попросив не выходить из машины.

А когда вернулась пояснила обоим: – К Стасу заскочила, – протянула мне кусок пластика. – Не пяльтесь. Нормального качества. За те деньги, что я отвалила, на тебя никто даже не взглянет. И патрули не докопаются. Пользуйся! – усмехнулась. – Благодарить не надо.

То, что это ИД гражданина я понял моментально, как только коснулся чипа. Старинная модель. Вся информация реальна, за исключением пары цифр. Поправить попытаюсь попозже, для полного соответствия подлиннику. Мысленно поздравил себя за чудесное разрешение проблемы легализации, и не забуду добродетельницу отблагодарить. Как? Пока не уверен, но знаю, что справлюсь.

Выбранный торговый центр относится к разряду «всё в одном месте». Так как помимо нескончаемых витрин я вижу и места, источающие аппетитные запахи пищи. Так оно и есть. Масса уютных ресторанчиков на любой достаток, но обязательно выше среднего.

– Тут подберём тебе гаджеты, – Анна, исполняла роль руководителя похода. – Любопытно посмотреть, что ты сам выберешь. Давай, проходи уже! – слегка подтолкнула, ударив по заднице.

Не стал спорить и воспользовался полученной свободой выбора. Небольшой отдел изобилует техническими средствами коммуникаций. Поразительно, но типоразмеры идентичны, как и разъёмы. Отличия лишь в начинке и производителе. Унификация для дополнительных аксессуаров налицо. Такой вывод напрашивается, но не суть.

Определиться оказалось просто, так как я знал наизусть все возможности любого экземпляра сразу, как только касался его и сосредотачивался. Разум сам считывал все показатели и предоставлял сводку обобщённых данных. Помимо мощности придал значение удобству в переносе и хранении. Трубочка-чехол, крепившаяся на предплечье, показалась как нельзя кстати, и соответственно, аппарат выбирал уже под неё. Для удобства пользования. Помимо планшета, остановился на хронометре, комбинированным со всеми личными гаджетами, включая средства связи. Пусть будет. На всё про всё потратил лишь тридцать минут.

– Губа не дура, – высказалась Светлана, присвистнув. – Главное выбор правильный. Не взял тупо всё самое дорогое. Хвалю и идём одеваться. Ань, я правильно уловила маршрут?

– Пошли уже, – ухмыльнулась та, расплачиваясь. – Правильно всё. Нам на эскалаторе подняться и на месте. Там сейчас в элитке Юлькиной распродажа. Только не подумай, что мне денег жалко, – это уже мне персонально. – У нашей семьи их валом.

При упоминании о семье, Анна почему-то расстроилась. Это я заметил по мимолётному выражению её прекрасных чёрных глаз, но доли секунды хватило, чтобы девушка избавилась от неприятных мыслей.

– Ага, до жути! – мелкая не забыла своё слово вставить.

Так мы и путешествовали, пока не затарились с запасом на все случаи. Время близилось к обеденному , и посещение ресторанчика лишним не показалось. Точнее, все восприняли перекус на ура. Выбрали неброский, на первом этаже, что ближе к выходу. После того, как Анька продиктовала адрес доставки покупок, приступили к трапезе. Хорошая, натуральная пища поразила меня разнообразием вкусов. Не припомню такого.

Девушкам позвонили, и ответив по коммуникатору в режиме конференции, они вдруг заторопились. На мой немой вопрос черноглазка сделала знак рукой.

– Пора. Нам доставят к вечеру ещё, так что поехали, – в интонации читалась раздражённость.

– Проблема? – мне не понравилась очередная смена её настроения.

– Не начинай, ты ещё! – фыркнула. – Извини, не хотела. Просто поехали отсюда. Свет, ты всех наших оповестить успела, что сегодня у меня собираемся?

Время до вечера я проводил у себя в комнате, разгадывая ребус с цифрами. Девушки готовились к приёму друзей и подруг. Для таких вечеринок у хозяев имелось небольшое здание, наделённое кухней, баром и танцполом, расположенным на низкой мансарде со стенами из вьющихся насаждений. Продуманные. Никто меня к суетным работам не привлекал, оставив в полном покое...

***

Анна раздавала крайние распоряжения по сервировке приглашённым рестораторам. Единственной огорчающей для нее новостью стало желание присоединиться к их тусовке компании из нескольких сокурсников. Тех немногих, что привыкли к дармовщине. Это ладно, не жалко. Но то, что вели они себя обычно по-хамски, когда выпьют – откровенно её напрягало. Кого угораздило проговориться?

– Ань, – отвлекла подруга. – Что он делает? Ты вроде от него вышла.

– Ты про Эля? – тряхнула головой, словно прогоняя видение, подруга. – Да всё в планшете на информационных сайтах зависает, всё проглатывает слёту. Я вообще поражаюсь его памяти.

– И всё?

– Нет, представь не всё! – сделала паузу, разжигая интерес.

– Харе уже, – Светка сделала смешную рожицу, вытянув губки трубочкой. – Говори, несчастная, мне всю правду! Или жаа-акусу!

– Зашла, а он не отвлекаясь, смотрел на карту мира, что на стене висит. Моя старая, что ещё со школы осталась. Потом ткнул в глобус, причём не глядя, и сказал: – «Конечная точка получается здесь»!

– Откуда глобус то, в той комнате? – удивилась мелкая.

– Да он в маленький ткнул, что из гранита крутится на письменном столе, в массивной подставке с авторучками. Папа ещё выкинуть хотел, а я не дала. Ты просто забыла, – нарочито обидчиво пояснила и приобняла подругу.

– Аа-а... И что там было? – подумала и уточнить решила. – В том месте глобуса. Ты не подумай, но он реально странный. Тут знает, а это – не помнит вовсе... Проблем с контролем религиозных конфессий не хапанём?

– Перестань, – Анна наморщилась. – Они уже не такие лютые, как десять лет назад, или пятнадцать. А было там, – взглянула вверх прищурившись, вспоминая. – Вода в Тихом океане. Дыра в общем, вот и всё.

– О, а вон и первые гости! Иди встречай, а я там сама доделаю всё! Пара штрихов осталась...

– Эля позвать не забудь! Для всех – он мой кузен из Швейцарии! – хозяйка крикнула вдогонку и отправилась к главному входу. – Вот егоза!

***

Я почти вычислил основную точку на планете, представляющую интерес. Как оказалось, в памяти заложена зашифрованная система местных координат. Ничего сложного. Но мне помешали в очередной раз.

– Чего смурной? Стряслось чего? – Светка выглядела довольной. – Хватит грустить и марш за мной, там уже тусовщики

Страница 2

собрались. Не забудь, что ты кузен. Забыла спросить, а как ты так здорово по-немецки шпаришь? Даже акцент Берлинский?

– Э-э-э... Всё просто в само... – договорить фразу мне не дали, заставив поспешить.

Спустившись и обойдя бассейн, оказались на мансарде, где у стойки бара распределились пара дюжин гостей. Меня представили и попытались завести беседы о Швейцарии. Но, помня инструкции, я прекрасно моделировал отвратительное знание языка. Так что от меня вскоре отстали. Праздник, или вечеринка, сначала не удивили событиями, но вот потом всем приспичило купаться. Вечер наполнили визг и смех, а количество выпитого возрастало. Улучив момент, подошёл к Анне.

– Слушай, вопрос есть.

– Давай, только не забудь, что мы отдыхаем!

– Что за патрули совместные, о которых вы всё время упоминаете? – напрягает незнание реалий.

– Да обычные. Состоят из лиц определённого сана, являются представителями разных религиозных конфессий, – она удивилась моему незнанию. – Ты что? Это структура уже давно создана, на самом высшем уровне, и входит в правительство. Следят за межрелигиозными отношениями и пресекают попытки спекуляции и розжига религиозной ненависти. По всему миру так, – сделала пару глотков коктейля. – Хотя всеобщему миру между странами это мало помогло. Так, несколько локальных конфликтов замяли и всё. Но зато, они за всеми следят, и всё такое. А сами меж собой в верхах...

Нас прервали очередным столбом брызг. Толстый парень прыгнул с трамплина и окатил веселящихся. Необъяснимое чувство тревоги вдруг промелькнуло в сознании.

– Где Светка? – поняв причину, озвучил беспокойство.

– Да где-нибудь здесь, тусуется с гостями, – ответила неуверенно и завертела головой. – Чёрт, не вижу её и ещё пятерых уродов, что в конце пришли. Иди дом проверь, а я тут.

Уговаривать себя не дал и занялся прочёсыванием помещений коттеджа, хотя больше склоняюсь к названию усадьбой... Сетевое описание лучше подошло. Начал прочёсывание...

***

Светлана отдыхала, не обращая внимания на изрядно подвыпивших парней из тусовки Игната Дворецкого. Ей эта компания никогда не нравилась. Хотя отец вожака и был официальным лицом в городской администрации. Всё одно – семейка жлобов. О остальных и упоминать не было желания. Игнорировали их постоянно, но когда намечалась вечеринка однокурсников, то кто-то обязательно проговаривался и приходилось терпеть их общество. Попытки подкатов, девушка всегда автоматически пресекала.

Как так вышло, что её отделили от общего веселья, она не поняла, а когда дошло до прямых действий, то и спохватиться не успела. Кричать ей не позволили руки парней, зажавших ей рот, а брыкаться без толку. Пятеро здоровых пацанов чётко фиксировали её конечности. Плакать у неё не получалось отроду, истерить или падать в обморок девушка тоже не научилась. Поэтому она наблюдала, широко раскрытыми глазами, как её тело покидает юбка, блузка и бюстгальтер купальника.

Треск порванных с бёдер трусиков завершил процедуру подготовки к деянию. Пять довольных, пьяных рож склонились и рассматривали её обнажённое тело очень внимательно, пуская слюни и обсуждая очерёдность. Когда Игнат спустил штаны и приготовился заняться насилием, случилось нечто более страшное.

Дверь в спальню резко распахнулась, и ворвавшийся Эль замер на входе, словно искусственное и неживое изваяние.

– Ты следующий, если хочешь... – сообщил вожак, но резко заткнулся и побледнел.

Светлана перевела взгляд на глаза вошедшего парня и первородный страх проник в каждую клетку её организма и поработил сознание. Его очи почернели и поменяли цвета, став ужасающими и разными. Один принял чёрный цвет на красном, а второй наоборот, стал рубиново-красной огненной точкой среди черноты. Правая рука, словно растворилась и преобразилась, ощетинившись прямыми клинками, с мерцающими кромками синего марева.

Несколько лезвий удлинились и устремились к насильникам, нацелив мерцающие синевой по контурам жала на каждого. Расстояние не служило препятствием, клинки удлинялись. Исключали возможность двигаться предполагаемых жертв. Левая рука претерпела аналогичные изменения, за радикальным исключением. Кардинально противоположные цвета и оттенки, в основном кроваво-красные. Здесь острия не прямые, а рваные, и наверняка причиняющие дополнительную боль при проникновении в плоть. Кисти , остававшиеся неизменёнными до этого момента, заволокло марево, пальцы слились, вытянулись и стали двумя клинками. Изменяя структуру тела, медленно и не прекращая роста, парня покрывали шипы, словно кривые кинжалы. Они росли, увеличивались и часть их преобразовывалась в панцирь, покрывая тело и превращая обладателя в монстра, вышедшего из ада.

***

У вошедшей Анны выпал из рук бокал, и она пошатнулась, но ухватившись за кресло, удержалась и продолжила заворожённо смотреть на появившийся ужас. Потом произошло настолько нереальное действие, что девушка, еле стоявшая на ногах, опустилась на пол. Периферийным зрением Светлана уловила аналогичные движения у несостоявшихся насильников.

Свет от настольной лампы заволокло тёмным туманом и раздался голос, звучавший, и внутри каждого, и из сомкнутых уст Габриэля: « Прошу уделить мне внимание, господа. Так получилось, что кроме вопиющего проступка, заслуживающего немедленной кары, вы стали ненужными свидетелями моего физического перевоплощения. Вы обязаны молчать об увиденном и покинуть как здание, так и прилегающую территорию, а в замен, я не заберу ваши жизни сейчас же. Дальше посмотрим. »

В ответ ему только кивнули, а Светлана почувствовала, как у парня сидящего в изголовье, между ног зажурчало и в спальне запахло мочой. Противно и страшно.

Через минуту внешность Эля вернулась к человеческой и он продолжил. Только голос остался прежним: – Я вас ещё вижу, не нужно стесняться бегства. Надеюсь, что эпизод останется между нами?

Света почувствовала свободу и резким движением ударила коленом в пах Игната. Тот не выдержал и под впечатлением обмочился. Спустя минуту горемыки убежали через чёрный ход, забыв автомобиль на стоянке, перед воротами усадьбы...

***

Я почувствовал опустошённость и слабость в теле. Само преобразование показалось знакомым и сильного удивления не вызвало. Расстроил лишь один факт, заключающийся в большой сложности самоконтроля и удерживании самого себя. Грань между желанием и самообладанием настолько зыбка, что хватило бы неосторожного действия со стороны подонков. В результате я убил бы их не моргнув глазом. Второе, а тем более третье изменение состояния меня может и доконать. Срочно необходимо солнце, как источник, восполняющий потерянную энергию.

– Эль, ну знаешь! – Светка покачала головой. – Аня, заказывай химчистку на завтра. Матрас испорчен. Может его выкинуть лучше и купить новый?

Мелкая сцапала чистую простынь из бельевого шкафа и повязала вокруг торса. А я понял, что девчата в шоке и не осознают произошедшего до конца. Оно мне сейчас на руку и есть время взять ситуацию под свой контроль...

Страница 3
36866 знаков
Закрыть
ЕРЕТИК (Закончена)
Размер: 409283 зн. / 13 фр.
Книга: 199
Фрагмент: 13
0 нет
Фрагмент 1. Пролог и глава 1
Фрагмент 2. Глава 2. Побег.
Фрагмент 3. Глава 3. Беспредел.
Фрагмент 4. Глава 4. Каирский осколок
Фрагмент 5. Глава 5. Наследство Майя?
Фрагмент 6. Глава 6. Масс эффект
Фрагмент 7. Глава 7. Тернистый путь к звёздам
Фрагмент 8. Глава 8. Обитель иной цивилизации
Фрагмент 9. Глава 9. Долгая дорога к Аркаиму
Фрагмент 10. Глава 10. Загадка Аркаима
Фрагмент 11. Глава 11. Решения Габриэля
Фрагмент 12. Глава 12. Чёрные письма
Фрагмент 13. Глава 13. Новая эра
Настройки чтения
Шрифт
Высота строк
Ширина строк
Режим чтения
Панель управления